- _ ~ ! @ # $ & * ( ) + ? = . , ; : < > [
Ничего здесь не написано.
Снилась великолепная херня.
Я в составе какой-то полу-туристической, полу-научной экспедиции нахожусь в пещере. Это одновременно реальности и фильм. Я - парен оборотень. Те, кто со мной, охотники на оборотней и прочую нечисть. Но не все. И кто есть кто пока никто не знает. Но вот на выходе из пещеры нашему лидеру почему-то кажется, что я не тот, за кого себя выдаю и он заставляет меня превратиться.
Я не тот оборотень, который превращается бесконтрольно от света полной луны или ещё какой фигни, нет. Мы же в 21м веке, тут всё схвачено. Не знаю, как я превращался обычно, но лидер наш (который точно охотник), использует для этого амулет - заставляет меня превратиться. Понимая, что я сейчас их всех разнесу в своём звереобличие, я ныряю в пещерное озеро за свое спиной и уже в полёте превращаюсь в подобие льва.
Я проплываю туда-сюда, давая время охотнику рассмотреть меня и понять уровень опасности, но одновременно с этим не давая себя застрелить в воде. Пока я подплываю к берегу, меня кусает за ногу хищник, живущий в этом озере. Так что когда меня достают на скалистый берег пещеры, меня не убивают, а помогают мне. Я уже вернулся в облик человека, то ли из-за ранения, то ли действие амулета было кратковременным. Мне перебинтовывают ногу. Я ранен под колено и кровь хлещет как сука, бинт сразу пропитывается кровью. Какая-то девочка из команды охотника (она ненавидит оборотней больше всех), приносит ещё больше ваты и эластичный бинт, которым мне, наконец-то, останавливают кровотечение.
С этого эпизода проходит совсем мало времени, но многое меняется. Мы сидим на трамвайной остановке недалеко от пещеры, намереваясь вернуться до места нашей остановки. Все как бы они, но они в своём истинном облике. Людей мало, охотник и ещё пара девушек. Мы называем друг друга "Грибы", "Птица", "Оборотень", кто-то зелёный, потому что частично является растением, у кого-то усики-локаторы. Никто не собирается никого убивать, захватывать, мы друзья. Я хромаю совсем не заметно, объясняя это тем, что из-за превращения в кровь мне впрыснулась большая доза естественной наркоты, притупляющей боль.
Мы ждём трамвай, сидя на остановке перед трамваными путями. Мы находимся в тёплом, влажном тропическом климате. В низине. Быстро темнеет. Я смотрю на трамвайные пути, которые прямо передо мной проходят по лесенке. То есть шпалы с одной поверхности переходят на другу, не соприкасаясь с землёй. Я удивляюсь, а потом прослеживаю взглядом путь дальше. Шпалы идут под очень острым углом вверх. Потому что мы находимся в низине, а надо подняться нам на гору. Очень высокую гору, вершина которой скрывается в облаках, снегах и вечернем тумане. И эти невероятные трамвайные пути, которые смело уходят вверх.
Я задыхаюсь от восторга и убегаю на другую сторону фотографировать это всё. Потому что с другой стороны на них ещё и свет от фонаря падает так удачно, что рельсы отражаются золотым свечением. Пока я там, на другой стороне, одновременно с двух сторон едут трамваи. Я направляю камеру телефона прямо на место из пересечения на горизонтальном участке путей и, когда они проезжают там, оставляя за собой след из снега один, след из тёплого пара другой, время замедляется. В такой вот замедленной съёмке я вижу эту красоту. И понимаю, что мы пропустили своё трамвай.
Вернувшись к нашей разношёрстной компашке, я вижу, что никто не уехал без меня. Они тоже восхищённо смотрели на эти трамваи. Кому-то залепило снегом очки.

@темы: Счётчик, Убейтесь, сны