- _ ~ ! @ # $ & * ( ) + ? = . , ; : < > [
Ничего здесь не написано.
Я вообще-то очень люблю петь, но делаю это, естественно, только дома в полном одиночестве. Для меня это такой показатель ощущения безопасности - если я могу петь, значит здесь хорошо.
Петь мне нравилось с детства. Обладая врождённым слухом, получалось у меня неплохо. В дошкольном учреждение меня ставили солисткой и, после двух выпендрёжных красивых девочек, я была звездой. Это было время, когда моя мама переехала к отчиму, а меня сплавили к его матери в убогий Берёзовский (на самом деле это неплохой городишко, у меня с ним просто плохие ассоциации и нелюбовь к маленьким городам в принципе). Там ещё была жива бабка отчима, меня заставляли петь для неё. Ну не то чтобы заставляли, я была мелкой и мне нравилось петь, мне уже тогда было противно смотреть на полуживые старые трупы, но я просто смотрела в стену (да, у меня нет уважения к старости).
Позже одна из тех бабок (их там целое сборище и они живут по 100 лет) решила записать меня в хор оперного театра. Почему-то моя ма не могла прямо сказать: "Нет, она не хочет петь в хоре оперного", зато подсказала мне, что можно запросто завалить прослушивание. Это уже происходило в более сознательном возрасте 1 или 2 класса, я уже знала некоторое дерьмо, поэтому я сделала то, что было нужно - завалила прослушивание. Помимо того, что на все ноты я повторяла одну и ту же, я спела какую-то дурацкую немелодичную детскую песенку, вместо отличной "Ты неси меня рекааааааа" (тогда по телеку крутили Таёжный роман). Меня остановили на половине припева.

Без определённого допинга мне трудно петь даже рядом с любимыми.
Но это потребность, которую я ставлю довольно высоко:
человеку нужно время от времени петь и плакать.

@темы: Генетика, Музыка, Счётчик